Разрушение и восстановление памятника в Галлиполи

Начало разрушения Памятника было описано корабельным гардемарином Ф.Рымашевским в 1928 году в журнале «Сигнал». Во время посещения им Галлиполи сторож показал ему огромную трещину от жары в надписи на оборотной стороне Памятника, примерно в 10 см. шириной. На переднем фасаде вокруг надписи также имелись трещины. Цементная дорожка вокруг Памятника тоже вся потрескалась.
Сторож умолял прислать денег на цемент, чтобы все это отремонтировать.
«Много жарко… Август… земля сухой… много яма… на памятник яма… знаешь, цемент нужна, деньги нужна» — говорит он. Сам сторож к этому времени за охрану Памятника получал от русского комитета всего 15 лир, которые к этому времени были явно не достаточны даже для прокормления семьи из четырех голов.
«Я люблю русский. Я русский кунак» — говорил сторож. «Ты напиши письмо генерал Кутепов. Он понимай хорошо Селям от Асхан, гардьен на кладбище. Он знай все…».
Если бы не похищение сотрудниками ИНО ОГПУ и убийство французским полицейским, коммунистом О’Нэйлом 26 января 1930 года генерала Кутепова, возможно ремонт Памятника осуществлялся бы в необходимых объемах, но….
Мировой финансовый кризис, удаленность Галлиполи от центров русской эмиграции, разразившаяся Вторая Мировая война лишили возможности на долгое время проведения ремонтных работ.
Землетрясение 1949 года окончательно разрушило Памятник. Остатки его частей, камни были убраны местными жителями при ликвидации разрушений, вызванных землетрясением.
В конце 50-х годов Обществом Галлиполийцев во Франции была восстановлена уменьшенная копия разрушенного Памятника на галлиполийском участке русского кладбища Сент-Женевьев де Буа.

В самом же Галлиполи могилы русских воинов и беженцев на многие годы оставались забытыми…
Впервые, еще в 90-е годы, о Русском Галлиполи в современной России рассказал общественности и поставил вопрос о восстановлении Памятника морской офицер, журналист В.В.Лобыцын (+). Лично приехав и проведя первые исследования, Владимир написал ряд статей о русских в Галлиполи в журналах и газетах, а также провел ряд встреч и рассказов своим единомышленникам. Одновременно продолжались его исторические исследования, чему немало способствовали потомки эмигрантов из Франции и Бельгии. *
Благодаря усилиям российских дипломатов, в сентябре 2003 года было получено разрешение на строительство от турецких властей «в соответствии с оригинальным проектом», разрушенным землетрясением 1949 года.
В марте 2006 года российский посол П.В.Стегний направил письмо на имя В.И.Якунина, Председателя Попечительского совета Центра Национальной Славы и дело восстановления памятника перешло уже в практическую плоскость. Моральную поддержку проекту оказали почившие Патриарх Алексий II и Первоиерарх Русской Православной Церкви Зарубежом митрополит Лавр. Художественную часть проекта подготовил народный художник России Д.А.Белюкин **

Редкий кадр, повторяющий события 1921 года. Турецкие рабочие заканчивают строительные работы. Май 2008 года, фото М.Блинова. См. фото «построение памятника в 1921 году»

Редкий кадр, повторяющий события 1921 года. Турецкие рабочие заканчивают строительные работы. Май 2008 года, фото М.Блинова. См. фото «построение памятника в 1921 году»

Как и в 1921 году, в возведении Памятника принимали участие турецкие рабочие-строители ***
В декабре 2007 года на выделенной под Памятник площадке в Гелиболу появилась строительная техника и пошла работа.
В январе 2008 года в основание Памятника была заложена капсула с посланием потомкам.
Торжественное открытие и освящение Памятника произошло с 16 по 18 мая 2008 года.

Турецкий мастер, изготовивший российского орла на Памятник. В 1921 году орел на памятник также изготавливал турок, за что получил от командования Русской армии медаль «За усердие». В 2011 году, к 90-летию открытия первоначального Памятника, этот современный турецкий мастер также представлен руководством военно-исторического «Добровольческого Корпуса», духовного правопреемника 1-го Армейского Корпуса к медали «За усердие», на основании и в соответствии с формулировкой Командира 1-го Армейского Корпуса генерала Кутепова.

Турецкий мастер, изготовивший российского орла на Памятник. В 1921 году орел на памятник также изготавливал турок, за что получил от командования Русской армии медаль «За усердие». В 2011 году, к 90-летию открытия первоначального Памятника, этот современный турецкий мастер также представлен руководством военно-исторического «Добровольческого Корпуса», духовного правопреемника 1-го Армейского Корпуса к медали «За усердие», на основании и в соответствии с формулировкой Командира 1-го Армейского Корпуса генерала Кутепова.

продолжение следует…