Русский Лемнос

Еще в 1915 году остров Лемнос, занятый союзниками, использовался в качестве военно-морской базы кораблей для подготовки к Дарданелльской операции. Именно здесь отрабатывались действия будущей высадки в Галлиполи 25-26 апреля 1915 года. Видимо уже в это время на остров высаживались русские матросы для отработки действий шлюпочной команды и выгрузки французских десантников. Сохранились фотографии, где русский крейсер «Аскольд» находится на рейде Лемноса.

Среди всех воинских и беженских лагерей остров Лемнос стоит особо. Главная причина — это то, что раненые и больные военнослужащие и члены их семей стали сюда прибывать еще в начале 1920 года, задолго до начала Крымской эвакуации в ноябре.
Военные неудачи и политические ошибки, особенно по отношению к казачеству, сделанные руководством ВСЮР во главе с генералом А.И.Деникиным привели к отступлению Белых армий и началу первичной эвакуации из Новороссийска раненых и больных военнослужащих. В качестве мест для размещения англичане и французы предложили свои военные базы с уже имеющейся инфраструктурой госпиталей и лазаретов в районе Константинополя, Мраморного моря (Принцевы острова) и остров Лемнос (Греция), расположенный после выхода из Дарданелл (см. карту). По окончании Первой Мировой войны на Лемносе, в районе города Мудрос, имелась база «союзников» и медицинские учреждения.
Если в январе 1920 года эвакуация из Новороссийска носила плановый характер и увозились лишь раненые и больные, то в последующие события произошло то, что очевидцы и историки называют «катастрофой». В феврале наступающая Красная Армия тов. Троцкого подошла к Одессе, а в марте уже и к Новороссийску. В результате этих двух массовых эвакуаций тысячи беженцев оказались на бортах пароходов, следующих в район Константинополя и дальше. Часть из них попала на остров Лемнос. По подсчетам Л.П.Решетникова, на июнь 1920 года русских военнослужащих и беженцев на Лемносе находилось в лагерях 3500-3550 человек, а к концу сентября 4617. Кто-то из них вернулся в Русскую Армию в Крым, а кто-то нашел на Лемносе свой вечный покой…
Сейчас об этих трагических событиях начала 1920 года и первым скончавшимся в результате Новороссийской эвакуации напоминает памятная доска и русские могилы в районе британского кладбища у города Мудрос, восстановленные усилиями Попечительского Совета Ново-Спасского монастыря.

Почетный воинский караул Дроздовского Объединения (Veterans Association of the General Drozdovsky Division,Inc.) во время открытия памятной доски военнослужащим Вооруженных Сил Юга России, скончавшимся после Новороссийской эвакуации. М.Блинов и С.Васильев, 2005 г.

Почетный воинский караул Дроздовского Объединения (Veterans Association of the General Drozdovsky Division,Inc.) во время открытия памятной доски военнослужащим Вооруженных Сил Юга России, скончавшимся после Новороссийской эвакуации. М.Блинов и С.Васильев, 2005 г.

Основные же трагические события развернулись на острове Лемнос после Крымской эвакуации в ноябре 1920 года. Кубанские казаки генерала Фостикова, не выдержав лавину многократно превосходящих сил красноармейцев товарища Троцкого, оставили Литовский полуостров.  Красные, неся колоссальные потери, ворвались в Крым. Главнокомандующий Русской Армией генерал Врангель приказал начать эвакуацию. Части Дроздовской стрелковой дивизии, планомерно отступая и нанося противнику сокрушительные удары, позволили осуществить эвакуацию из Крыма в Константинополь согласно плана, разработанного генералом Врангелем. В отличии от «Новороссийской катастрофы», Русская Армия на 126 судах убыла в Константинополь из Севастополя, Евпатории, Ялты, Феодосии и Керчи (см. Крымская эвакуация), практически без потерь и взяла на борт кораблей всех желающих. Для тех, кто поверил обещаниям большевиков и «честному слову тов. Фрунзе», мученическая смерть со всевозможными издевательствами палачей-чекистов во главе с Землячкой и Белой Куном наступила после так называемой «перерегистрации».  (см. «Красный террор и памятные дни в Крыму»). Но и для тех, кто сумел эвакуироваться, наступила тоже нелегкая жизнь. Сразу по прибытию в Константинополь на Лемнос был отправлен Кубанский Корпус и некоторые отдельные части. Донской Корпус  обосновался в 40 километрах от Константинополя (см. лагеря Донского Корпуса), но и он спустя 6 месяцев был переправлен на остров Лемнос. В районе Чаталджи Донской корпус жил более чем несладко и обрастал русскими могилами. Репутация же Лемноса была такая, что им пугали Донских казаков.

На русских кладбищах на Лемносе похоронено не менее 379 человек, и то, эта цифра может быть еще не окончательной. Среди них примерно 245 казаков (преимущественно Донского и Кубанского корпусов) и свыше 130 человек — армейские военнослужащие (Вооруженных Сил Юга России) и члены их семей.

Военнослужащие и члены их семей, бывшие в лагерях на острове Лемнос, имели право на особый нагрудный знак «Лемнос 1920-1921» и также являлись членами Общества Галлиполийцев. Отец Председателя Отдела Общества Галлиполийцев в США есаула Михеева был на Лемносе командиром технического полка (См. полк. Леонид Михеев). На Лемносе и в Чаталдже был и отец Архиепископа Женевского и Западно-Европейского Михаила Донскова.

Атаман Всевеликого Войска Донского За Рубежом профессор Федоров Н.В. (в центре). Слева направо: подъесаул Анатолий Рытиков, полковник (казачий) Бутков Владимир Николаевич, подъесаул Сергей Ретивов, есаул Алексей Ретивов, войсков.старшина Лев Попов, подъесаул Ярополк Михеев. На паперти храма Св.Александра Невского, Хауэлл, Нью-Джерси, США. Покров, 1998 г.

Атаман Всевеликого Войска Донского За Рубежом профессор Федоров Н.В. (в центре).
Слева направо: подъесаул Анатолий Рытиков, полковник (казачий) Бутков Владимир Николаевич, подъесаул Сергей Ретивов, есаул Алексей Ретивов, войсковой старшина Лев Попов, подъесаул Ярополк Михеев. На паперти храма Св.Александра Невского, Хауэлл, Нью-Джерси, США. Покров, 1998 г.